Говорит и показывает кристалл

Так уж получилось, что в 1877 году сразу два изобретателя – американец Томас Эдисон и француз Шарль Кро – запатентовали свои системы механической записи звука. Первым это сделал именно Кро, но история порой бывает так несправедлива. Эдисона знают все, Кро – практически никто.

                    эдисон                      шарль кро

                          Томас Эдисон и фонограф                                            Шарль Кро

Изобретение Эдисона, сразу ставшее сенсацией всемирного масштаба, оказалось бесперспективным, и хотя еще полвека спустя восковые валики для его фонографа выпускались миллионами штук, усовершенствовать его систему не было никакой возможности. Особенно ясно это стало, когда встал вопрос о тиражирование аудиозаписей. Между тем, в том же далеком 1887 году еще один американский изобретатель, Эмиль Берлинер, осознав многочисленные преимущества системы Кро для массового тиражирования звукозаписи, занялся ее внедрением и усовершенствованием.

                                                            фонограф

                                                        Одна из первых конструкций фонографа

Какая же технология лежала в основе того, что предложил француз Кро? С помощью иглы, соединенной со звуковой мембраной, предлагалось записывать звук на покрытый сажей вращающийся диск. После этого диск фотографировали, и звуковая дорожка гальваническим способом переносилась на металлический диск. Даже из описания ясно, что с одного оригинала можно было получить любое количество копий.

Сначала Берлинер воплотил идею Кро в металле и получил цинковый диск, который звучал намного качественнее и громче, чем восковые валики Эдисона. Аппарат, предназначенный для воспроизведения таких дисков, стал называться граммофоном, а среди русских купцов, первыми завезших новинку в Россию, – граммофоном, поскольку звучал он так громко, что «наслаждаться» музыкой были вынуждены и соседи его «нового русского купца», владеющего этим чудом техники.

                                                             граммофон Nordisk

                                                                                 Граммофон

Однако, Эдисон не сдавался. Его фонограф позволял в домашних условиях записать звук и тут же его воспроизвести, граммофон же воспроизводил лишь то, что уже было где-то записано на пластинку. Но затем Берлинер сделал следующий революционный шаг: с цинкового диска он стал делать негативные стальные матрицы, а с их помощью штамповать более легкие и удобные диски из эбонита. И теперь арию, к примеру, Карузо, можно было услышать даже в Австралии.

Граммофон – вещь громоздкая, эдакий элемент мебели. Люди же хотели слушать пластинки всюду, даже в походных условиях. Прошло еще 20 лет, прежде чем в 1907 году служащий французской фирмы Pate Гийом Кемплер сконструировал небольшой ящичек, куда поместил громоздкую граммофонную трубу и пружинный двигатель, в результате чего получился патефон. Всемирная известность, как это часто и бывает, досталась не изобретателю, а производителю и торговцу. В первозданном виде патефоны дожили до наших дней, по крайней мере, в антикварных магазинах.

Любителям бардовской песни хочется напомнить забавный эпизод: в конце 1950-х только что отслуживший в рядах Советской Армии Юрий Визбор отправился покорять Москву как раз с патефоном наперевес. И немногие сегодня помнят тот ужасный факт, что иглу на патефоне надо было менять после каждой пластинки, которая звучала всего пять минут.

Изобретательская мысль не стояла на месте, а систему Кро можно было непрерывно совершенствовать. Эбонитовые хрупкие пластинки сменились гибкими виниловыми, скорость их воспроизведения уменьшилась с 78 оборотов в минуту до 45, а затем и до 33. Стальные иглы уступили место сапфировым, затем алмазным, а время звучания пластинки достигло получаса. Нет смысла даже упоминать о многоваттных усилителях и динамиках, заставлявших содрогаться стекла не одного дома.

Наконец, вспомнили так и не реализованную идею Эдисона о записи на пластинку не только звука, но и изображения. И лишь тогда механическая запись на твердом носителе зашла в тупик. Частоты для видеозаписи следовало увеличить в сотни и тысячи раз, что потребовало резко уплотнить дорожки, записывать сигнал не вширь, а вглубь, и снова увеличить скорость вращения диска до тысяч оборотов в минуту. Ценой неимоверных усилий в 1970-х годах удалось получить экспериментальные пластинки с механической черно-белой видеозаписью, которая воспроизводилась с помощью специальной алмазной иглы-лопаточки, но до цвета дело не дошло. Поезд этого эволюционного пути зашел в тупик.

Изобретателям пришлось вновь обратиться к историческим архивам. Сегодняшняя молодежь даже и не догадывается, как давно появился прообраз первого магнитофона (об этом читайте в отельной статье). Вкратце, его изобрел в 1898 году датчанин Вальдемар Паульсен. Эдисон на свой фонограф первым записал собственный голос, Паульсен ради рекламы своего изобретения записал царственную особу – императора Австро-Венгрии Франца-Иосифа. К сожалению, ему это не помогло: звук первого магнитофона был настолько слаб, что его можно было слушать лишь в наушниках.

Электронные усилители появились в конце 20-х годов XX века, но все равно магнитная запись считалась неперспективной, и только шпионские ведомства гитлеровской Германии впоследствии оценили ее достоинства. Первые промышленные магнитофоны появились в Германии, и лишь после войны советские радиостанции и студии звукозаписи обзавелись трофейными «магами». Именно магнитная запись позволила записывать не только звук, но и изображение, причем в цвете и достаточно высокого качества.

Однако, «почитатели» дисков решили взять реванш и отказаться от механической записи, перейдя на бесконтактную оптическую. Так родились CD , а затем и DVD -диски. В области аудио- и видеозаписи техника сумела опередить даже предсказания фантастов. Вспомните хотя бы «Солярис» Тарковского: в фильме люди уже летают к звездам, а звук записывают на каком-то примитивном устройстве, где на виду у зрителя перематывается магнитная лента, как на швейной машине. А ведь тогда уже появились компактные портативные магнитофоны. Впрочем, даже великим фантастам иногда не хватало воображения: у Айзека Азимова на сверхсветовом звездолете функционирует ЭВМ на электронных лампах!

Казалось бы, у нынешних лазерных дисков одни только достоинства, фанаты могут их слушать и смотреть сутками… Однако стоит появиться на них маленькой трещинке и бешено вращающаяся крохотная пластинка приходит в полную негодность. А продвинутые фантасты в своих романах давно «пишут» звук и изображение непосредственно на неподвижный кристалл.

Уже в конце 20 века появились чипы, позволявшие звуки на кристаллы. То же произошло и с видеозаписью: нынешний владелец дорогого цифрового фотоаппарата или видеокамеры уже вовсе не удивляется, что внутри аппарата нет пленки – запись идет на искусственный кристалл.

Энтузиасты модных сегодня нанотехнологий утверждают, что аудио- и видеособытия всей жизни человека в недалеком будущем можно будет записать на кристалл объемом 1 кубический сантиметр, по сути дела, размером с кусочек сахара. Между прочим, болгарская ясновидящая Ванга просила своих визитеров за день-два до прихода класть себе под подушку кусочек сахара, а затем «считывала» с него всю их жизнь. Не секрет, что природа – самый искусный изобретатель. А нам пока неведомы способы, о которых остается только мечтать.

Информационный материал основывается на статье из журнала «НЛО», №51 за 2006 год.


Комментировать

Возврат к списку